кафе Лаваш town
Антон Баженов
«Когда я согласился на Сhop-Chop, я ни о чем, кроме любви,
не думал»
ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ, ВЛАДЕЛЕЦ МУЖСКОЙ ПАРИКМАХЕРСКОЙ CHOP-CHOP В КРАСНОДАРЕ,
СОВЛАДЕЛЕЦ СЕРВИСА ПО УХОДУ ЗА ОБУВЬЮ И ИЗДЕЛИЯМИ ИЗ КОЖИ ROYAL GLOSS
И ТОТ ЕЩЕ МОДНИК
БИЗНЕС ПО...
Антон Баженов родился в Краснодаре.
Закончил Краснодарский государственный университет культуры и искусств по специальности «маркетинг и реклама».
Работал в родном городе в финансовой организации, но в 2005 году решил резко изменить жизнь и переехал в Москву. Там за несколько лет примерил на себя множество профессий - от статиста в кино до банковского служащего. В 2013 году открыл в Краснодаре собственный бизнес.
58 минут

58 минуты потратили на обед
3,350 рублей

Обед на четверых в баре "Лаваш Town"
2 клубка

Оценка кафе
Кафе «Лаваш Town»
В этом заведении «ТоТ еще разговор» проходит уже второй раз, и два года назад краснодарские бизнесмены оказались очень довольны обедом. Сколько клубков и почему дали Лаваш Town на Карасунской в этот раз - читайте в главе «Послевкусие».
глава первая
БИЗНЕС ПО-МОСКОВСКИ


Борис Мальцев: Антон, чем ты занимаешься, что за бизнес у тебя?

Борис Мальцев
Красивый молодой человек
Антон Баженов: Сейчас у меня есть франшиза Сhop-Chop в Краснодаре и еще я развиваю сервис по уходу за изделиями из кожи.

Антон Баженов
Владелец франшизы Chop-Chop в Краснодаре
Б.М.: Я знаю, что многим непонятно, что такое франшиза Сhop-Chop, кто владелец, чьи деньги. Расскажи, пожалуйста.

А.Б.: Сhop-Chop – сеть мужских парикмахерских, на сегодняшний день, самая крупная в мире – насчитывает уже 70 отделений. Владельцы бренда – три москвича – Женя, Данила и Алексей, бывшие редакторы мужского журнала GQ. В 2012 году ребята ушли на вольные хлеба и открыли мужскую парикмахерскую. Время было «пушистое» для страны – и у них все закрутилось-понеслось. А я почти четыре года назад купил франшизу на Краснодарский край и открыл здесь парикмахерскую.


Михаил Лапушинский: Зачем ты ее купил?

Михаил Лапушинский
Ведущий рубрики НДФЛ
глава вторая
БИЗНЕС ПО ЛЮБВИ
Б.М.: Ты имеешь в виду, не считал?

А.Б.: Не считал вообще ничего.

М.Л.: А «вкатило» - что ты имеешь в виду, что понравилось?

А.Б.: Понравилась все. Начиная с атмосферы… Хотя на тот момент в первом московском Сhop-Chop не было ничего – были только приятные и интересные ребята, как их принято сейчас называть – хипстеры. Самые главные хипстеры – редакторы GQ (журнала, априори модного), которые знали, что будет в тренде через год-два-три, потому что писали об этом. Соответственно, они владели слогом, отлично вели Инстагарм. Это был первый на тот момент интересный Инстаграм, который заворачивал, например, вот так: «Это Женя. Женя работает у нас мастером. Он дружит с девочкой Аней и в свободное время катается на скейте по Воробьёвым горам». Ну мне в кайф читать про Женю, а не просто про какого-то чувака, который классно стрижёт!

Б.М.: То есть понравилась и атмосфера, и то, как они продвигали?

А.Б.: Да. И я видел успех. За каких-то полгода Сhop-Chop стал местом паломничества московских хипстеров. Это был тренд!
Б.М.: А сколько стоила франшиза?

А.Б.: На тот момент мы заплатили за нее около 300 тыс. рублей, франшиза тогда представляла собой только название - и ничего более.

М.Л.: Меня всегда интересовал вопрос франшизы. Возможно, я сейчас грубо скажу, но, мне кажется, что тот, кто покупает франшизу, либо недалек, либо не хочет серьезно бизнесом заниматься. Или что-то еще глубже стоит? Насколько в данном случае бренд Сhop-Chop влияет на продажи? Если мы откроем такой же барбершоп, не Сhop-Chop, а «Три толстяка», например… насколько ты оцениваешь в выручке успешность?

А.Б.: Плюс 50%. Вообще, здесь у меня два ответа на этот вопрос. Первый про то, что открыл я его по любви – я влюбился в Сhop-Chop и не хотел ничего изобретать. Если ты влюбляешься в Астон-Мартин – ты любишь его, а не Мерседес, и тебе не хочется изобретать свой Астон-Мартин. И я эту любовь к Сhop-Chop решил воплотить здесь – в родном городе.
Б.М.: Антон, мне кажется, когда покупаешь франшизу, ты должен быть реалистом, ты же предприниматель. Это был твой первый опыт, в любом случае, нужно было опереться на чей-то совет, исследования, разве нет?

А.Б.: Не без этого.

Б.М.: Скорее всего, в Краснодаре ты двигатель бренда Сhop-Chop – здесь этот бренд никто не знал, а сейчас про него знают. Мне кажется, эти ребята должны платить тебе за продвижение их бренда в регионе. Скажи, а сейчас, уже будучи опытным предпринимателем, ты бы таким же путем пошел? Или открыл бы конкурента какого-нибудь?

А.Б.: У меня есть опыт открытия в Краснодаре другого салона красоты – для женщин. Это вот как раз те амбиции, о которых мы сейчас говорили: я открыл Сhop-Chop по франшизе, у меня все получилось успешно, я поверил в себя как в предпринимателя и через два года подумал, почему бы мне не открыть женский салон красоты?..

М.Л.: Открыл?

А.Б.: Да, открыл, но я вышел из того бизнеса. Тем не менее, получилось тоже, как мне кажется, классно. Это было знаете, как в моем любимом выражении: думал повезло, а оказалось - опыт. Так и у меня с этим салоном красоты – я теперь понимаю, что такое партнеры, как себя с ними надо вести.

М.Л.: А есть у тебя предложения выкупить у тебя франшизу на Краснодар?

А.Б.: У меня есть другие предложения – как-то запартнериться. Но мой опыт говорит о том, не все те партнеры – у кого есть деньги. Я не хочу пока.

М.Л.: Антон, давай вернемся еще на шаг: я должен понять для себя, что дает франшиза. В Сhop-Chop средний чек намного выше, чем в обычной парикмахерской, т.е. люди платят за бренд, атмосферу и прочее-прочее… И как на твои продажи влияет развитие бренда основных владельцев, московских? Ты ощущаешь, что они, например, запустили рекламу сети - и к тебе пришел поток посетителей?
глава третья
БИЗНЕС ПО-КРАСНОДАРСКИ
А.Б.: На самом деле, слава о Сhop-Chop шла, опережая открытие этой парикмахерской, продвинутые люди Краснодара уже знали на тот момент этот проект, а мне господа-трендсеттеры тогда и были нужны. По большому счету, если ты хочешь что-то раскрутить – тебе нужен Фэйсбук, нужен определенный кластер людей – они сами все расскажут. Есть еще одна вещь, которая, как мне кажется, помогла при старте. Сначала мы сняли другое помещение в центре Краснодара и, пока мы делали в нем ремонт два месяца, повесели лайтбоксы на окна про то, что скоро открытие Сhop-Chop. Мне кажется, это было хорошей стартовой рекламой – люди ходили мимо, видели анонс, гуглили, что же такое Сhop-Chop. Но неожиданно собственник сообщил нам, что продал помещение. Вот так – по-краснодарски прям. Потом были тяжелые переговоры, он отказывался компенсировать ремонт, но в итоге все же согласился, и мы открылись там, где сейчас работаем.

Б.М.: Антон, а что такое бизнес по-краснодарски?

А.Б.: Есть много граней у ответа на этот вопрос. Одна из них, которую я имел в виду – сватовство, кумовство. Здесь каждый - чей-то брат-сват, друг и еще кто-то. Цивилизованные инструменты не работают. Здесь владелец помещения сказал «я его продаю» – и я ничего не могу поделать даже юридически, т.к. он мне сразу дал понять, что не надо, бесполезно, все схвачено.

М.Л.: А как ты можешь удаленно управлять бизнесом, связанным с обслуживанием клиента? Ты же живешь не в Краснодаре?

А.Б.: Да, живу в Германии. Есть минусы, потому что я не могу сильно авторитарно руководить бизнесом тут, из-за этого мне приходится больше перекрывать деньгами какие-то вопросы, потому что одно дело я бы сам тут кружился, а так… А вообще - у меня очень хорошая команда.

Б.М.: А как ты ее сформировал?

А.Б.: Я ее вырастил.

Б.М.: Что значит - вырастил?

А.Б.: Сейчас из первого состава мастеров остался только один человек. По разным причинам команда поменялась. Кроме мастеров, сейчас у меня работают два администратора, управляющий и менеджер по рекламе. Я ставлю им задачи. Управляющий Роман - очень ценный кадр, который пришел изначально ко мне вешать полки. Теперь он генеральный директор. Роман, кстати, пришел сразу после армии (я сам в армии служил давно, офицером) - и привнес армейскую дисциплину, это хорошо.
М.Л.: А какие задачи ты ставишь, если Роман, как я понимаю, закрывает все оперативное производство?

А.Б.: Роман занимается оперативным управлением, а я стратегическим планированием.

М.Л.: Какие могут быть стратегические задачи у парикмахерской?

Б.М.: Я могу себе представить только так: «Чувак, в этом месяце 200 тысяч, я хочу 250».

А.Б.: Примерно так и есть, но я накидываю векторы, по которым наш корабль плывет. Ну, например, поскольку я по первому образованию рекламщик, мне интересно заниматься рекламой – ставлю задачи, куда копать, что делать. Опять же, наши с тобой проекты на Кублоге придумывали мы вместе, но я тоже инициировал это дело.

Б.М.: Ты сейчас говоришь о пиаре? Правильный PR - который конвертируется в посетителей. А что еще?

А.Б.: Качество сервиса.

М.Л.: Ты же удаленно работаешь, как ты можешь качество пощупать?

А.Б.: Ну, поскольку бизнес тут по-краснодарски, как мы уже говорили – всегда туда заходят мои друзья, которые мне пишут, например: «Антон, был у тебя, что-то твоя администратор вообще не улыбнулась». У меня полгорода друзей – мне не нужен никакой тайный покупатель.

Б.М.: Часто тебе приходилось говорить «а-та-та» команде?

А.Б.: У нас всё проще: есть фиксированный оклад и есть бонусы - оплата за результат. То есть не потому что кто-то стоптал столько-то пар обуви, с тем-то встретился или поговорил – мы берем по факту: 10 пунктов закрыл – бонус получил. Не закрыл – не получил. Бонус составляет 50% от оклада. Квартальный.
Б.М.: А какая текучка среди парикмахеров?

А.Б.: Хотелось сказать, что никакой, но… почти никакой. От нас редко уходят люди. Как говорится, на чужом дворе трава зеленее - уходят, когда их переманивают. Им обещают золотые горы, насколько мне известно, ничего этого не происходит.

Б.М.: Вообще проект прибыльный?

А.Б.: Да.

М.Л.: Средний чек какой? Сколько у тебя кресел?

А.Б.: А он не средний, он понятный: стрижка стоит 1700 рублей, борода – 800 рублей. Пять кресел. Загрузка 50%.

М.Л.: Сколько человек в день ты можешь пропустить?

А.Б.: На каждое кресло – 12 человек.

М.Л.: У тебя сезонности нет?

А.Б.: Есть.

М.Л.: Каждый месяц ты в плюсах?

А.Б.: Да.

М.Л.: Открой нам правду: какой тебе доход приносит продажа сопутствующих товаров - шампуней там, кремов и пр.?

А.Б.: Магазин генерирует 20-30% от общей выручки. Я Карабас Барабас – я заставляю мастеров продавать. Безусловно, они замотивированы. Есть «пряник», но «кнутом» их подгоняю. До недавнего времени, если мастер не продавал – он получал меньший процент от стрижки.
М.Л.: Мы ходим с Борисом сейчас в парикмахерские ближе к дому или работе. У тебя же аудитория идет на бренд или на мастера?

А.Б.: Первый раз – на бренд. Кстати, мы так плавно перешли ко второй части вашего вопроса про франшизу. Что дает франшиза? Как мне кажется, после четырех лет работы с франшизой – это определенный стандарт качества, который постоянно контролируется из Москвы. Это как МакДональдс - вы приходите туда и всегда, в любом городе, получаете одинаковое качество, одинаковый продукт.

Б.М.: А владельцы франшизы вмешиваются в бизнес?

А.Б.: Да, конечно. В какие-то региональные тонкости не особо, но они ставят задачи, диктуют вектор.

Б.М.: Тебе не обидно, что кто-то в твоем бизнесе тебе диктует?

А.Б.: Я полностью разделяю такой подход, во-первых, потому что мне до сих пор нравится их вектор. Это до сих пор по любви. Это до сих пор большая любовь. И второе – они тратят большие деньги, средства и силы в аналитику, нанимают лучших московских специалистов, лучших консультантов, лучших английских, американских мастеров. У нас есть академия...

Б.М.: То есть ты это воспринимаешь как помощь бизнесу, а не как давление?

А.Б.: Безусловно. Если они мне говорят: «Антон, вывеска у тебя дерьмо». Честно – я доверюсь. Потому что все тренды идут оттуда.

М.Л.: А расскажи про конкурентов?

Б.М.: Да, и мне интересно. Потому что рынок, мне кажется, сильно изменился после того, как Сhop-Chop задал стандарт. Много их?

А.Б.: Про стандарт - да. Насколько мне известно, в большинстве городов, где открываются по франшизе, устанавливают свои цены. Я просто взял 1500 рублей, как было в Москве, и поставил их в Краснодаре. Полгорода, которых я знаю, крутили у виска и говорили: «Ты что идиот – я стригусь за 300 рублей на Комсомольском». Сейчас самая дешевая стрижка у конкурента стоит 1200 рублей. У тех, то более-менее ценит свой труд – от 1500 рублей. Я сейчас не буду вдаваться в подробности, откуда это ценообразование, но это говорит о том, что мы задали эту планку.

М.Л.: Почему ты быстрей не бежишь? Если у тебя ежемесячные прибыли, можно взять кредит в банке? Почему ты не открыл второй Сhop-Chop в городе?

А.Б.: Есть в планах. Осенью. А до этого у меня был женский салон, как я говорил, в который я вложил немаленькие средства. И этот проект меня затормозил.

глава четвертая
БИЗНЕС ПО УХОДУ ЗА ГОЛОВАМИ И ОБУВЬЮ
М.Л.: Я читал про тебя краткую справку – ты открыл в подвале Сhop-Chop еще бизнес по уходу за обувью. Там есть деньги?

А.Б.: Краснодарцы нам несут обувь, премиум обувь. Реально дорогую – по 30 тысяч рублей за пару.

Фото со страницы Royal Gloss https://www.facebook.com/royalglosskrd/
Фото со страницы Royal Gloss https://www.facebook.com/royalglosskrd/
Фото со страницы Royal Gloss https://www.facebook.com/royalglosskrd/
М.Л.: А как это работает? Вы предлагаете тем, кто пришел на стрижку, уход за обувью?

А.Б.: У нас есть мастер по обуви Артем, который постоянно присутствует в зале. Пока вы сидите в парикмахерской, вам дадут тапки-бахилы и почистят обувь. В подвале у нас приемка, кресла для экспресс-чистки обуви.

М.Л.: То есть ты головы чистишь и обувь?

А.Б.: Да. Потому что обувь – это второе лицо человека (Смеются. – Ред.).

М.Л.: А как ты пришел к этой идее? Или тоже франшиза?

А.Б.: Без франшизы - не вижу достойного франшизодержателя. Я делаю лучше, чем другие.

М.Л.: Ты сделал второй Сhop-Chop. В смысле, это бренд, в который ты можешь влюбиться?

А.Б.: Да, мои проекты – это по любви. Если Сhop-Chop - это страсть, то тут уже такая - отеческая любовь.

глава пятая
ПОСЛЕВКУСИЕ
Б.М.: Мы находимся в Лаваш Town, заведение выбрал сам Антон. Правда, он хотел тот, что открылся недавно на стадионе Динамо. Так получилось, что мы пришли на Карасунскую. Пришли, поели, заказали шашлык и зелень.

Антон, как тебе еда?
А.Б.: Еда очень вкусная, я и до этого их всячески хвалил, и скажу больше – я скучаю по такой еде всегда и везде. Несмотря на то, что она армянская, заведение армянское, мне кажется, все мы в душе немножко армяне – мы живем на юге, это почти Кавказ. Все было очень вкусно!

Б.М.: А обслуживание? Месторасположение?

А.Б.: Если мы говорим о месте, то место мне не очень нравится – здесь шумно, здесь не очень уютно, может быть, просто не близко мне по духу.

Обслуживание – ничего не могу сказать особенного. Но еда классная!

Антон Баженов: Оценка – 2 клубка


Матвей (сын Михаила, отрок 14 лет, отобедовший с умными и красивыми бизнесменами): Они молодцы. Не знаю, кто у них поставщики говядины, видно, что она очень хорошая. Хорошие повара, все хорошо готовят! Оценка – 2 клубка. Не три, т.к. было остро.

Матвей: Оценка – 2 клубка

М.Л.: У нас к Лаваш Town завышенное требование, потому что мы привыкли к качественной еде, то, что много посетителей здесь. Сейчас я поставлю 1 клубок. Не два, потому что говядина, да, хорошая, но она какая-то была чуть-чуть пересоленная. Рядом здесь находится Базилик – говядина там на порядок лучше. Поэтому – 1 клубок.

Михаил Лапушинский: Оценка – 1 клубок

Б.М.: Вы, друзья, рассуждаете здесь про мясо, а я оцениваю здесь тан – я считаю, что тан здесь самый лучший, какой я пил за свою жизнь. И что касается зелени, мне кажется, они ее привозят откуда-то – она очень качественная и вкусная. Это редкость для ресторанов. Поэтому 2 клубка. Почему не 3? Тут я согласен с Антоном – здесь есть некий дискомфорт, шумно. Но, возможно, это для кого-то и плюс - это очень аутентичное заведение.

Борис Мальцев: Оценка – 2 клубка

Кафе Лаваш Town
Кафе в районе Кооперативного рынка. В меню, главным образом, блюда армянской и кавказской кухонь.
Краснодар, ул. Карасунская, 86
тел. 251‒66‒78, +7 (988) 080‒89‒08
КТО СЛЕДУЮЩИЙ?

Б.М.: Антон, у нас такая традиция: человек, который с нами обедает, советует кого-то еще 2-3 человека для следующих интервью. Кто бы заплатил нам за обед, скажи?

А.Б.: Мне интересен Илья Фейгенов, потому что он постоянно что-то делает, а что - я так и не понимаю, мне бы хотелось понять, что именно. И есть еще один парень – Женя Назаренко. У него магазины одежды – Космо, Космотека.




Фото — Борис Мальцев
Верстка — Илона Полянская
Текст — Илона Полянская

Special thanks to:
the sailors and the captain
Made on
Tilda